СОФИТЫ КАННСКОГО КИНОРЫНКА

Позвоните и менеджеры компании подберут Вам самый подходящий вариант!
Задать вопрос
Наши специалисты ответят на любой интересующий вопрос по услуге
4 Июня 2012

Великолепие Каннского кинофестиваля выражается в его масштабности и амплитуде кинематографических «выплесков». Одновременно в один день и в один час  вы можете смотреть: отреставрированного «Боксера» Альфреда Хичкока (1928 год), в музыкальном сопровождении тапера, играющего на трех инструментах; «Мадагаскар-3» — и вам покажется, что блистательный мультик сняли на пару Сальвадор Дали и Вуди Аллен; жесткую авторскую психоделику вроде фильма Карлоса Рейгадаса «После мрака свет». Там герой в последнем кадре отрывает самому себе голову, не в силах справиться с энергетикой Вселенной – в чем-то этот эпизод стал метафорическим для каннских будней. Главное, держаться за свою голову – и не дать ветрам с экрана ее сорвать. Заметим: именно Рейгадас и получил «Золотую пальмовую ветвь» за лучшую режиссуру.
    На кинорынке бушевали свои штормы. «Такой волны сценарных предложений не было никогда. Рынок предпродаж просто кипит. Такое ощущение, что пишут все, кто не прикован наручниками к батарее!» — заявили аналитики. Однако, они же зафиксировали трудности, с которыми столкнулись в этом году новые маленькие независимые кинокомпании. Артхаусные изыски гарантируют картинам неплохую перспективу, когда их авторы уже идут по знаменитой красной дорожке – или, впрочем, по любому ковру, расстеленному перед любым каннским кинозалом. Впрочем, по мнению аналитиков-пессимистов, независимый проект всегда представляет собой большой риск.
     А крупные кинокомпании традиционно довольны не только количеством и качеством шампанского, но и размерами свих продаж. Причем специалисты обращают внимание на то, что покупательная конкуренция между прокатчиками, обслуживающими небольшие территории, растет – и это, естественно, на руку продавцам. «В Каннах требуется демонстрировать лоск и шик, но траты всегда оправдываются, потому что к проектам очень много внимания — софиты на кинорынке всегда включены…» — говорят оптимисты.
    В этом году на кинорынке были аккредитованы более одиннадцати тысяч профессионалов; представлены более четырех тысяч новых фильмов, включая двести крупных документальных  проектов – для работы с которыми специально создан новый отдел «Документальный уголок». Также в рамках кинорынка прошли рабочие «боевые учения» продюсеров, где заинтересованные компании практиковались в том, как актуальнее и выгоднее представлять новые идеи.
     Однако даже рыночная активность окрашивается в Каннах в несколько романтичные тона -  поскольку на фестивале царит по истине религиозное отношение к кинематографу. На красной дорожке актрисы театра «Комеди франсэз» встают на колени перед Аленом Рене. Жиль Жакоб, руководитель фестиваля, представляет свою документальную ленту, посвященную режиссерам проекта «У каждого свое кино» и говорит: «Разглядывать лица больших режиссеров не менее интересно, чем разгадывать их кадры». И зал, собравший современных классиков кинорежиссуры и их поклонников, рукоплещет. Жан-Луи Трентиньяна и Эммануэль Риву, сыгравших в «Любви» Михаэля Ханеке, удостоенной «Золотой пальмовой ветви» за лучший фильм, готовы были носить на руках как хрупкие антикварные статуэтки. И французские газеты писали о том, что нынешний  дуэт этих знаменитых кинолюбовников 1970-х  смешивает на экране границы реальности и киноискусства.
Другой ветеран – Дарио Арженто – рассыпался в благодарностях фестивалю за предоставленную возможность сделать на набережной Круазетт гала-премьеру его 3D-версии «Дракулы». И с редкой нежностью журналисты отнеслись к документальной картине о Вуди Аллене, в котором есть раритетное интервью мамы мэтра, снятое им же пятнадцать лет назад. «Ты был невыносимым ребенком, и я была с тобой слишком строга – в результате ты стал невыносимым не только для меня, но и для всех окружающих…» — говорит мама в камеру.
    Вероятно, именно для того, что подчеркнуть вклад Каннского кинофестиваля в стирание границ между кино и жизнью, жюри вручило Гран-При картине «Реальность» Маттео Гарроне. Там добросердечный неаполитанец — владелец рыбной лавки, семьянин и балагур — теряет рассудок, пытаясь стать участником главного национального телевизионного реалити-шоу. Однако журналисты освистали это решение жюри, выразив заодно разочарованность тем, что «Моторы Святого Духа» Лео Каракса не были отмечены ни одной наградой. Космогоническое и лунатическое полотно «последнего дикого человека французского кино»  вызвало в каннской толпе наибольший резонанс. После многолетнего молчания Каракс вернулся в кино с восхитительно здравым смыслом и удивительно сбалансированным отношением к большим вопросам Добра и Зла, упаковав все это в экстравагантное road-movie с переодеваниями шекспировского толка. Также аккредитованный люд был недоволен тем, что приз за лучшую женскую роль не достался Маргарет Тизель – она сыграла в картине Ульриха Зайдля «Рай: любовь» секс-туристку бальзаковского возраста, которая ищет удовольствий в Кении. Закономерно французские газеты назвали ее «самой храброй дамой на Круазетт».